Заявка

Для желающих принять Символ Веры
Ф.И.О*


Город*


Готов приехать в ашрам*
Дата заочного принятия символа веры*


Дата рождения*


Контактный e-mail*


Приехать на семинар монаха*
Защита от автоматического заполнения
Введите слово с картинки*:
 
 
Всемирная Община Санатана Дхармы
Национально-культурное сообщество ведических ариев
Календарь Веда Локи
2021 ГОД – ГОД ПРОПОВЕДИ ДХАРМЫ
17 Сентября
Пятница
2021 год

00:00:00
Время
по ведическому
летоисчислению
5121 год Кали-юги,
28-я Маха-юга
7-я манвантара
Эпоха Ману Вайвасваты
кальпа вепря
первый день 51 года
великого
Перво-Бога-Творца
Всемирная Община Санатана Дхармы / Аудиогалерея / Аудиолекции / Текст «Трипура Рахасья». Как царь Хемачуда осознал свою Высшую Сущность
Текст «Трипура Рахасья». Как царь Хемачуда осознал свою Высшую Сущность
 
2005.11.14
 

            Текст «Трипура Рахасья», глава 9. Как царь Хемачуда
осознал свою Высшую Сущность. Состояние заблуждения (авидьи) и знания (джняны). Различные виды восприятия.


Видеть видящего. Три врага йогина. Открыть и утвердиться в пустотности ума.
 

 

            Текст «Трипура Рахасья», глава 9. Как царь Хемачуда осознал свою Высшую Сущность после анализа своего ума.

 

            «Объекты постигаются через чувства, а не наоборот; жизнь признается через контакт, и ум – посредством разума. А посредством чего становится очевидным разум? Я не знаю… Теперь я вижу, что я всегда сознателен – реализации той чистой сознательности и чистого осознавания препятствуют другие бесцеремонно вмешивающиеся факторы (относящиеся к не-сущности, не-«я»)».

 

            Что такое двойственность? Двойственность – это когда мы видим объект, но не видим видящего и не осознаем процесс видения; когда мы слышим звук, но не понимаем слушающего и не осознаем процесс слышания; когда мы осязаем, но не понимаем того, кто осязает и процесс осязания; когда мы обоняем, но не понимаем того субъекта, кто обоняет и процесс обоняния; когда мы испытываем вкус, вкушая, но не понимаем того, кто испытывает вкус и процесс вкусового воздействия.

Когда мы этого не понимаем, говорят, что мы находимся в состоянии сансарной обусловленности (авидьи, аджняны), т.е. разделенности с истинным знанием – в двойственности. Мир для нас начинает делиться на субъект и объект. Излюбленный трюк нашего эго – объявить себя субъектом, а весь остальной мир – объектами, отдельными от него. Это то, чем занимаются живые существа в состоянии авидьи.

Напротив, состояние джняны наступает, когда видя, мы познаем видящего; слыша звук, мы познаем слушающего и процесс звука; обоняя, мы познаем процесс обоняния и самого обоняющего; испытывая вкус, мы познаем того, кто испытывает вкус и процесс вкуса. Теперь для нас нет такого разделения, а для нас есть единый поток восприятия вне двойственности.

Когда я нахожусь в созерцании, я внимателен, то для меня нет чего-то отдельного, нет меня как субъекта и нет какого-то отдельного предмета, а есть одна текущая субстанция, которую называют энергия осознавания (Чити-шакти). Нельзя сказать, что это энергия только или это материя, или нельзя сказать, что это Чистый дух, разум, только сознание. Это единая текущая субстанция, которая одновременно и энергия, и сознание.

К примеру, если я вижу камеру, то я вижу не только камеру как субъект, я также вижу, что эту камеру я воспринимаю; так же я вижу себя как воспринимающего. Я вижу, что камера – это многомерное понятие. Во-первых, она есть как внешний объект по отношению ко мне. Во-вторых, она есть как непосредственно видение, как зрительный аспект моего зрительного сознания, то, что воспринимается глазом, сетчаткой, радужной оболочкой, зрительным нервом и идет в кору головного мозга. В-третьих, есть камера как отпечаток в сознании, как память о многих подобных других отпечатках. В-четвертых, есть камера как абстрактная идея, камера как мысль, камера как звуковая речь, слово. Все это различные виды восприятия, которые одновременно существуют, если я нахожусь в созерцании.

И когда я так созерцаю, я вижу, что камера как абстрактная идея подходит куда-то еще глубже, она подходит к Источнику всех идей, откуда исходит не только камера, но любая другая идея. И когда я пытаюсь заглянуть в этот Источник, я обнаруживаю, что этот Источник неосязаем, пустотен, не схватываем восприятием, но переживаем как осознавание. И выходит так, что когда я воспринимаю одновременно все это, то я вижу эту пустотность и в камере, и в себе. Когда я вижу камеру, я могу сказать, что камера – это я, а я – это камера. Есть некий единый процесс полного единства, игры на разных уровнях энергий и восприятия. И тогда нет отдельности от внешнего объекта, нет меня, как какого-то обособленного субъекта, я не чувствую с камерой дистанции. А раз я не чувствую дистанции, между мною и ею нет дисгармонии, нет чего-либо, мы с ней полностью в единстве. Камера, дерево, цветок, камень, переживания, страдания или боль – процессы те же самые.

Именно подобным образом переживается мир в созерцании, когда устранена двойственность. Когда нет субъекта и объекта, тогда нет конфликта, нет конфликта, значит, нет страданий и нет ограничений, а есть полная свобода восприятий.

Но когда мы не видим видящего, не осознаем слушающего, внешние объекты сами по себе, а мы сами по себе. Именно тогда наступает разделение, двойственность, сансара и страдания.

Один человек был в Индии и говорил: «Я был в Индии в ашраме Ауробиндо, в ашраме Саи Бабы, в ашраме Бабаджи, еще в одном ашраме, еще в одном. Я очень много повидал того и этого», и очень увлекательно рассказывал, с кем он повстречался, с кем он побеседовал.

Я сказал: «А видел ли ты видящего, того, кто все это видел?»

Он ответил: «Я над этим не задумывался, я так был увлечен».

Тогда я сказал: «Ты очень много потерял, фактически, ты потерял самое главное. Индию ты не увидел, потому что, чтобы увидеть истинную Индию, нужно видеть видящего. Если вы видите видящего, то вы видите Индию, не сходя со своей кровати или с коврика для медитации. Если же вы не видите видящего, куда бы вы не поехали, то вы все равно в истинном смысле ничего не увидите».

Потому что видеть видящего – это значит видеть подлинную суть вещей.

 

«Теперь я не буду допускать их в свое воображение. Они не смогут появляться, если я не буду мысленно представлять их, а без своих появлений они не смогут заслонять собой славу высшей Сущности».

Придя в результате размышления к такому выводу, он принудительно остановил поток своих мыслей».

 

Когда Хемачуда заперся, приказав страже охранять его, он немного начал анализировать свой ум и понял, что его ум сам по себе обладает чистотой, незапятнанностью и пространственностью. Но постоянные отвлечения и мысли сбивают эту незапятнанность, поэтому он всегда был бессознателен. Тогда он принял решение – во что бы то ни стало остановить сбивающий поток мыслей и войти в эту незапятнанность и чистоту.

Когда мы садимся медитировать, мы делаем то же самое. Вначале врагами монаха являются три вещи: вялость, расплывание и возбужденность. Вялость бывает от тяжелой пищи, дисбаланса пран, может быть, плохой погоды или плохого места, неблагоприятной астрологии, просто физических недомоганий. Расплывание бывает из-за того, что мы неумело уводим ум очень глубоко в подсознание. Возбужденность бывает из-за того, что наши мысли не контролировались в течение дня, и мы захватились повседневностью и продолжаем ей захватываться в медитации.

Когда же три эти вещи преодолены, нагая Сущность Чистого Сознания проявляется прямо, ярко, без всяких посредников.

От того, насколько мы открываем эту Сущность Чистого Сознания, зависит, насколько мы будем пребывать осознанными в повседневной жизни.

Есть такой рассказ. Один человек, царь, в древнем индийском государстве решил испытать аскетов, саньясинов и брахманов на их праведность. Он сказал, что тому брахману, кто совершит один из греховных поступков, он даст большую сумму золотых монет. Он за большую сумму золотых монет должен либо выпить вино, либо поносить Веды, либо похитить чужую жену.

В течение месяца никто даже не подходил. Наконец, один изможденный брахман, который очень оголодал, услышал об этом указе и подумал: «Мой уровень тапаса позволяет мне; пожалуй, выпью вино, ничего со мной не случится. Получу кучу золотых монет, буду дальше безбедно практиковать».

Когда он подошел к дворцу, он за горсть золотых монет спокойно выпил вина, но когда он выпил вина, через некоторое время его рассудок помутился, он пошел по улице, пританцовывая, и вовсю поносил Веды. В конце концов, он был замечен в том, что пытался украсть жену другого брахмана.

Этот пример говорит о том, что если самое главное затуманивается – принцип осознанности, то все остальные вещи очень легко могут ум соблазнять.

Эта притча в буддийском варианте звучит немного по-другому, но она повторяется также; притча про монаха, который просил подаяние у женщины, а женщина его заперла. Заперев, женщина решила: «Испытаю силу монаха» и сказала: «Не выйдешь из моего дома, пока не выполнишь одно из условий: или выпьешь вина, или зарежешь козла, или займешься со мной любовью».

Монах подумал: «Зарезать козла – убийство, нарушение уровня Параджика; заняться с женщиной любовью – тоже нарушить обеты; пожалуй, выпью вина, ничего со мной не случится». Выпив вина, он опьянел, потом зарезал козла и выполнил все остальное.

Это и есть тот принцип, когда теряется уровень ясности, уровень осознанности, для всего остального мы становимся очень уязвимыми. Напротив, тот, кто по-настоящему проникся осознанностью, является непоколебимым, он является настоящим йогином, аскетом, святым, целомудренным, подлинным, где бы он ни был. Он настолько держится этой осознанности, считая, что эта осознанность равноценна его жизни, что никакие соблазны больше, никакие концепции, страдания, затуманенности, омраченности больше не могут помутить его разум.

 

«Мгновенно воцарилась пустота. И тогда он решил, что это и была высшая Сущность, и поэтому он стал очень счастливым, и снова приступил к медитации. «Я сделаю это снова», – сказал он и погрузился внутрь.

Когда неугомонность его ума была так решительно обуздана, он тотчас увидел бесконечный сияющий свет.

Вернувшись в человеческое сознание, он начал задаваться вопросом, как это могло случиться. «В этом переживании нет постоянства. Высшая Сущность не может быть больше чем одной. Я повторю этот опыт еще раз и посмотрю, что будет».

 

Принудительно остановив мысли, Хемачуда с большой силой вошел в пространство медитации и за короткое время благодаря способностям реализовал Пустоту. Он реализовал не только Пустоту, но и состояние Света.

Как правило, вначале не каждый может реализовать состояние Света в пустотной медитации, но каждый переживает почти одинаково бесконечное пространство, расширение сознания, бесконечное сознание, наконец, состояние Ничто и состояние, где нет познающего и где нет познания. Одно за другим приходят четыре бесформенных состояния.

Переживание самого первого из них – бесконечного пространства радикально меняет систему ценностей йогина. Это переворот в сознании, который больше не может оставить его прежним. У него уходят все привязанности к тому, что имеет имя и форму, к примеру, даже страх смерти. Но раскрытие Света, это еще более глубокий уровень, потому что подлинный Свет наступает на переживании высших уровней Мира Без Формы.

Хемачуда, выйдя из медитации, утратил снова Пустоту и Свет, и это вызвало в нем недоумение. Он подумал: «Если Высшая Сущность объемлет все, то почему же она появляется в медитации и теряется по выходу из медитации. Этого он не мог понять.

 

«На сей раз он впал в долгий сон и видел чудесные сновидения. После пробуждения он разгневался и стал думать:

«Как так получилось, что сон овладел мной, и я уснул? Темнота и свет, которые я видел прежде, также должны быть свойственны сновидениям. Сновидения – мысленные образы, и как тогда мне преодолеть их?

Я снова буду подавлять свои мысли, и посмотрю, что получится», – сказал он и погрузился внутрь.

Его ум был спокойным какое-то время. Царевич полагал, что он погрузился в блаженство.

Вскоре после этого он вернулся в свое первоначальное состояние, поскольку ум начал функционировать снова. Он размышлял».

 

Вначале, когда мы переживаем кратковременный опыт Пустоты, хотя это сильно переворачивает сознание, тем не менее, по выходу из Пустоты, когда снова начинают двигаться мысли, работать понятийный ум, и мы включаемся в процесс восприятия, мы не знаем, как эту Пустоту непрерывно удерживать, Пустота исчезает и возникает обыденное состояние.

Хемачуда испытывал то же самое, он еще не получил советы от Хемалекхи и поэтому не понимал, что даже при восприятии объектов, даже при движении мыслей, Пустота, принцип осознавания, подобный пространству, существует прямо сейчас, что она никуда не исчезает, она никуда не девается. Восприятие, мышление, объекты на самом деле не затмевают Ее, а если кажется, что затмевают, то это иллюзия.

Это подобно тому, как кажется, что тучи затмевают небо, но на самом деле небесное пространство безгранично. Или кажется, что тучи затмевают солнце, но по сравнению с солнцем тучи ничтожны, они не могут его затмить. Это можно сказать, определенное соотношение причин, которое позволяет так считать.

Таким же образом, восприятие никогда не затмевает просветляющую пустотность. Мысли, чувства и объекты по-настоящему не могут скрыть пустотность.

Но Хемачуда не знал этого и не знал, как пребывать в пустотности при восприятии, поэтому он был в замешательстве.

 

«Он размышлял: «Что все это значит? Сон ли это или галлюцинации ума? Мой опыт – это факт, но он выходит за рамки моего воображения.

Почему то блаженство совершенно уникально и не похоже ни на что другое, что я испытывал прежде? Наивысшие из моих прежних переживаний не могут сравниться даже с ничтожной частью того состояния блаженства, в котором я только что пребывал. Это было похоже на сон, поскольку я не воспринимал ничего внешнего. И в то же самое время там имело место определенное блаженство. Причина этого не ясна мне, потому что там не было ничего, что могло бы доставлять мне наслаждение. Хотя я пытался осознать высшую Сущность, я еще не осознаю ее. Может быть, я осознаю высшую Сущность, и при этом также воспринимаю что-то другое – темноту, свет, сны или наслаждения, и т.д.».

 

Это очень важный момент. Нет ни одного такого момента, когда бы мы не воспринимали Высшую Сущность. Мы воспринимаем Высшую Сущность прямо сейчас. Однако наряду с восприятием Высшей Сущности мы также воспринимаем множество других вещей, к примеру – объекты, звуки, ощущения своего тела, эмоциональность, прану, мышление. Проблема заключается в том, что на фоне всех этих восприятий мы не можем выделить, как полезный сигнал, восприятие своей Сущности, поскольку у нас нет такой духовной опытности или сноровки, а этот сигнал очень тонкий.

Это подобно тому, как если радиосвязист не обладает отточенным слухом, он не может выделить шумы, улавливаемые гидролокатором. Он слышит шум волн, шум двигателя корабля, но нужный шум он не может расслышать. Но по мере мастерства он может улавливать очень тонкий шум полезного сигнала, и он его никогда не утрачивает.

Подобным же образом, когда благодаря отточенности в созерцании мы можем выделять восприятие Истинной Сущности, другие восприятия не являются помехой при практике созерцания.

 

«Или, возможно, это стадии развития при реализации высшей Сущности? Я не понимаю этого. Пойду-ка я спрошу у своей загадочной жены.

Приняв такое решение, царевич приказал стражнику попросить Хемалекху прибыть к нему.

Когда она расположилась рядом с ним. Он открыл свои глаза и обнаружил ее сидящей прямо перед ним. Как только он увидел ее, она сразу же нежно обняла его и ласково произнесла приятные любящие слова: «Повелитель, что я могу сделать для вашего высочества? Я надеюсь, что у тебя все хорошо. Пожалуйста, скажи мне, зачем ты позвал сюда меня? Услышав эти слова, он ответил своей жене следующее:

«Моя дорогая! Как ты и посоветовала, я удалился в уединенное место, где я занят исследованием высшей Сущности. Но даже в этом случае я наблюдаю разнообразные видения и испытываю различные переживания. Полагая, что постоянное самоосознание затмевается незваным вмешательством умственной деятельности, я принудительно подавил свои мысли и оставался безмятежным».

 

Самоосознавание затмевается незваным вмешательством умственной деятельности. Это то, что случается с практиком, который не понимает секрет самоосвобождения. Если йогин практикует обычную Раджа-йогу, путь медитации, Кундалини-йогу, но не понимает секрет самоосвобождения, его самоосознавание всегда затмевается незваным вмешательством мыслей. У него есть один только путь – это как можно больше стараться сидеть в безмыслии, в программной медитации, и увеличивать промежутки безмыслия долго (до трех часов, пяти часов, шестнадцати часов). И как только он выходит из безмыслия, его самоосознавание затмевается снова, и он находится в сильном диссонансе сам с собой и с окружающей реальностью, т.е. он нормально себя чувствует только в Махашанти при глубокой погруженности в безмыслие.

Примерно так я практиковал долгие годы, не имея правильных наставлений. Чувствуя, что как только я покидаю безмыслие, самоосознавание затмевается, я чувствовал колоссальный диссонанс, что все опыты Пустоты мгновенно теряются с возникновением мыслей и восприятия. Тогда у меня была такая мысль: «Значит, надо не выходить из этого состояния». Это единственное, что я мог сделать честно сам с собой. Не выходить – это означает как можно дольше увеличивать промежутки медитации. Поэтому я все время пытался медитировать и очень быстро есть, никуда не выходить больше. Примерно так я считал, что именно так всю оставшуюся жизнь надо прожить, с минимальными потерями (туалет, еда – от этого не отвертишься), но все остальное время зависит от моих качеств йога-героя, от того, смогу ли я сидеть без мыслей вот так сутками, всю жизнь, можно сказать, до победного конца. Тем не менее, все равно наступали какие-то моменты, когда не удавалось так сидеть, и тогда был большой знак вопроса – что же с этими моментами делать. Только когда я получил наставления от Гуру по практике самоосвобождения и объединения присутствия с мыслями и действиями, проблема была нормально разрешена, какие-то две части начали воссоединяться. Я понял, что этот путь был ошибочным, т.е. он был хорош, но только как половина практики. Он не был хорош как целостная практика, он был хорош только как некая часть в духовной практике.

Подлинный же путь заключается в пребывании в самоосвобожденном состоянии в то время, когда мысли возникают и в то время, когда их нет, как в медитации.

 

«Затем воцарилась темная пустота, потом появился свет, после этого последовал сон и, наконец, ни с чем несравнимое блаженство охватило меня на короткое время. Является ли это высшей Сущностью, или же это что-то другое? Пожалуйста, проанализируй эти мои переживания и ответь мне так, моя дорогая, чтобы я смог ясно понять их».

Внимательно выслушав его, Хемалекха, знающая как этот мир, так и тот, что за пределами этого, произнесла приятным голосом следующее.

«Выслушай меня, мой дорогой, очень внимательно. То, что ты сделал перед этим, обуздав мысли с умом, обращенным внутрь, – хорошее начало, и это восхваляется достойными как лучший путь. Без этого никто, никогда и нигде не достигал успеха. Однако это не дает Самореализации, ибо высшая Сущность пребывает реализованной всегда и во все времена.

Если что-то порождено, то оно не может быть высшей Сущностью. Ибо как высшая Сущность может быть получена снова? Ведь она никогда не может быть получена. Обретение подразумевает получение чего-то, чем еще не обладают. Разве есть какой-либо момент, когда высшая Сущность – это не она сама? Ее невозможно обрести даже с помощью обуздания ума».

 

Здесь Хемалекха раскрывает ему тайны естественного состояния и йоги Сахаджа-стхити. Она как бы обращает его от Раджа-йоги к Учению Лайя-йоги, к Сахаджа-таттве, говоря, что Пустота, вызванная искусственным прерыванием потока мыслей и позой для медитации, это весьма похвально в качестве практики, тем не менее, в качестве конечной реализации она не может быть подлинной реализацией. То, что достигнуто принудительно, с усилием, то, что не является естественным, то, что появляется как результат практики и исчезает при оставлении практики, то, чего не было раньше и появилось в результате усилий, не есть подлинный Атман.

 

«Ее невозможно обрести даже с помощью обуздания ума. Я приведу для тебя несколько примеров:

Подобно тому, как вещи, невидимые в темноте, обнаруживаются при устранении тьмы посредством лампы, и поэтому считаются восстановленными из забвения;

Так же, как человек, пребывавший в замешательстве и забывший о том, где он положил свой кошелек, вспоминает о нем и находит его, устранив волнение ума и вернув душевное равновесие, и все же при этом говорит, что он обрел потерянный кошелек, хотя уравновешивание его ума не порождало кошелька;

Так и обуздание своего ума – не причина твоей Самореализации; хотя высшая Сущность всегда пребывает там, она не осознается тобой даже при обузданном уме, ибо ты не сведущ в ней.

Так же, как грубый человек, не знакомый со структурой общества, не способен распознать ослепительные огни царской палаты, сияющие в ночи, и поэтому при первом взгляде не обращает на это великолепие никакого внимания, так же и ты упускаешь из виду высшую Сущность.

Будь внимателен, дорогой! Пустая темнота стала видимой после того, как ты обуздал свои мысли».

 

Хемалекха пытается объяснить – Всевышняя Сущность присутствует прямо сейчас в данный момент, и она не обусловлена усилием, практикой или обузданием ума. Это вопрос ее узнавания, обнаружения и признания как то, что есть и всегда было.

К примеру, если человек не задумывался о властной структуре общества, он может жить и думать, будто бы на земле этих структур не существует. Но если человек пытается изучать властную структуру общества, он внезапно видит, что здесь давно уже все кому-то принадлежит. Земля принадлежит районной администрации, районная администрация входит в областную, областная администрация входит в состав федерации, федерация – часть какой-то глобальной организации ООН. Внезапно он видит, что здесь давно и всегда существовали какие-то надструктуры, но они были просто выше его восприятия. Он даже не задумывался об их глобальности мышления, пространственном оперировании, силах, которые за ними стоят.

Если эту линию продолжить, то над человеческими структурами стоят сверхчеловеческие: хранители местности, духи и боги местности, хранители стран, областей, человеческих рас, больших коллективных формирований, которые еще более глобальны и могущественны. Они существуют всегда, но человек в силу своей невысокой осознанности не восприимчив к ним, и он не готов понять их менталитет и работу сознания.

Таким же образом, Всевышняя Сущность также всегда существует, пронизывая каждую секунду мир. Это вопрос ни ее создания, а вопрос ее обнаружения и признания.

 

«В течение короткого времени – после того, как ты обуздал свой ум, и перед тем, как та пустота стала видимой, – имеет место состояние, свободное как от усилий, направленных на обуздывание ума, так и от восприятия темноты.

Всегда помни то состояние как состояние совершенного и запредельного счастья».

 

И здесь следует понять тончайшее как лезвие бритвы наставление Хемалекхи. Хемалекха говорит: «Особенно, будь внимателен. После того как ты обуздал мысли, проявляется пустота, пустая темнота, т.е. непроявленное состояние Брахмана – Ниргуна-Брахман – Абсолют без качеств, цвета, формы. Эта пустота становится видимой после того как мысли взяты под контроль и заблокированы, и после того как ты это сделал, ты пребываешь в осознавании. И в течение короткого времени есть маленький промежуток, когда ты обуздал мысли, но эта пустота еще не стала видимой, т.е. ты еще не вошел в непроявленное состояние, не перешел полностью в непроявленную пустотность. И в этот момент есть тончайший промежуток состояния, которое свободно как от усилий, направленных на обуздывание ума, потому что ум уже обуздан, так и от восприятия непроявленного.

Следует понять – мысли обузданы, больше нет усилий, но ум еще не перешел на ту сторону, в сторону Ниргуна-Брахмана, в сторону непроявленного. Вот этот промежуток и есть исконное состояние полной реализации сиддхов, высшее состояние Адвайты, о котором говорят все святые. Поэтому говорят о нем, что это состояние трудно воспринять, так же, как пройти по лезвию бритвы. Но когда мы улавливаем, обращаем внимание на это состояние, наша истинная реализация не за горами.

Не уловив этого состояния, нельзя понять, что значит Сахаджа-стхити. Только уловив это состояние, можно по-настоящему раскрыть естественное состояние.

 

«Всегда помни то состояние как состояние совершенного и запредельного счастья».

 

И вот здесь Хемалекха дает наставление о нидидхьясане – о практике продолжения в созерцании. Она говорит: «Теперь всегда помни это состояние как наивысшее, сделай его своей опорой».

 

«Все люди введены в заблуждение относительно этого состояния, потому что их умы привыкли быть обращенными наружу.

Хотя люди могут быть образованными, искусными и проницательными, тем не менее, они все ищут и ищут, только чтобы потерпеть неудачу, и они не пребывают в том святом состоянии.

Они страдают день и ночь, не ведая того состояния. Простое теоретическое знание скульптуры никогда не сможет сделать человека скульптором.

Даже если бы ты был знатоком писаний и наук, хорошо сведущим в теории и обсуждении философии высшей Сущности, то даже тогда ты бы не смог постичь эту высшую Сущность, потому что она не осознаваема, будучи уже осознанной».

 

«Не осознаваема, будучи уже осознанной» – это означает, что понятийный ум, на основе которого функционирует ахамкара, эго, не схватывает Свет сияния Исконного «Я», хотя исконное «Я» все равно самоосознательно, самоосознающе и его Свет никогда не прерывается.

Вопрос Просветления наступает, когда понятийный ум синхронизируется со Светом Исконного «Я». Процесс такой синхронизации означает, что Свет наконец-то начинает нисходить через буддхи в манас, а через манас освещается вся ахамкара и обнаруживается пустотность ахамкары; когда Свет нисходит широким потоком, эго обнаруживает свою пустотность, а ум самоосвобождается, буддхи расцветает как сиддхи и интуитивное качество сознания.

Это подобно тому, как если бы протекал ручей, и было отверстие, по которому вода не могла течь, потому что в отверстии стоял камень. Но во время сильного потока ручья течением этот камень сдвинуло, и тогда ручей смог двигаться по поверхности земли. Фактически, ручей тек всегда, но из-за того, что стоял камень, его не было видно. Когда сила течения сдвинула камень, ручей поднялся на поверхность, и всем стало видно его течение.


 



Возврат к списку


Контакты "Всемирной Общины Санатана Дхармы":
Трайлокьядеви +38 097-415-1900, sadhuloka@gmail.com

Yandex.Metrica